Григорий Вилков о гонках с препятствиями и трейлах.

В команде TRS тренируются атлеты из разных стран мира и готовятся к самым различным гонкам — от шоссейных забегов до тяжелых трейлов и триатлонных гонок. Димитрий Платонов пообщался с Григорием Вилковым, узнал о том, как живется в Германии, почему он выбрал TRS и все самое интересное о гонках с припятсвиями. 

— Григорий, как давно ты живешь в Германии?

— В Германии живу с июля 2006 года, до этого мы с семьей прожили четыре года в Фонтенбло во Франции, где я учился в бизнес-школе INSEAD по программе Ph.D., а до этого – еще три года в Рочестере (штат Нью-Йорк), где я учился на MBA. Во время американского периода еще поработал в Лондоне несколько месяцев и поучился в Германии тоже несколько месяцев, так что за последние 20 лет (а уехали мы из Москвы в 1999 г.) посмотрели немного на мир и испытали разные устои жизни.

— Чем тебя привлекла эта страна?

— Если честно, то в то время очень надоело жить во Франции… Моя жена и я говорили свободно на английском и немецком, а с французским отношения так и не сложились. Без языка там очень тяжело, и к тому же моя жена занималась тогда дрессировкой и разведением немецких овчарок, и мы постоянно мотались в Германию. Мы решили попробовать переехать, я буквально за пару месяцев нашел позицию пост-дока в университете Франкфурта, и мы уже через три-четыре месяца после начала обдумывания такой перспективы собрались и действительно переехали.

В Германии меня лично всегда привлекал порядок и, после Франции, знание языка. Горы тоже оказались не так далеко, а с аэропортом Франкфурта в 25 минутах от дома весь мир кажется на расстоянии руки.

— Живя в Германии, какие преимущества ты для себя открыл в сравнении с Россией?

— Германия была уже третей страной по счету после России, поэтому прямого сравнения стран я никогда не производил, но после почти 14 лет здесь могу, наверное, подытожить. Это стабильность и устроенность бытовой жизни, включая здравоохранение, школьную систему, порядок на дорогах, на улицах. Скучновато, конечно, здесь немного, именно из-за немецкого менталитета, – как мне сказал недавно один немецкий приятель: «Любые изменения для немца – это плохо. Стабильность – это хорошо». Поэтому мало спонтанности, безумства и приключений, но много стабильности и удобства.  Преимущества сейчас еще в немецком паспорте – почти весь мир без визы, что при моем количестве поездок очень важно и удобно.

— Бегать ты начал, уже живя в Европе? Что послужило стимулом к тому, что ты стал практиковать бег?

— Бегал я всегда, когда-нибудь и как-нибудь…в школьные еще годы занимался спринтом в ЦСКА, но особых успехов не демонстрировал, потом был период института с походами в «качалку», ну а потом лет 5-6 много работы, еды, пива и прочих удовольствий. После переезда в Америку с ее очень калорийной едой и учебой «24 х 7» набрал пару (ок, десяток) лишних килограмм, но старался все равно выходить пару раз в неделю и пробегать 5-8 км, катался на горном велосипеде, сноуборде, но о соревнованиях никогда не задумывался. После переезда во Францию – новый ассортимент: сыр, вино, вкусные яблочные пироги, багеты и т.д. и т.п. – и при помощи очень «полезной» студенческой диеты набрал еще пару кило, но все равно упрямо продолжал заниматься спортом и считал себя в общем и целом достаточно спортивным товарищем. В Германии уже, когда вес подошел примерно к 100, я раз поехал с друзьями побегать на лыжах и вдруг понял, что все, не могу ехать больше…дышу, пыхчу, страдаю, но уже не могу двигаться как нормальный человек в свои 35. При этом еще в школе пробежать 20-30 км на лыжах было вполне нормальным делом. В тот же вечер я наконец твердо решил, что достаточно расслабляться и что пора что-то делать. Со следующего дня я подверг строжайшей ревизии свою диету и начал заниматься HIIT (высокоинтенсивный интервальный тренинг – прим. TRS) буквально каждый день – полгода самых экстремальных воркаутов с https://zuzkalight.com/). За полгода сбросил 10 кг, потом еще несколько…ну и после этого менялся только тип нагрузки, а практически ежедневный ритм тренировок – никогда.

— Также, как и многие, прошел путь от асфальта к другим беговым активностям?

— Скорее нет. Пытался бегать по асфальту, но, на мой взгляд, ничего скучнее быть не может/ Хотя может – плавание в бассейне (улыбается – прим. TRS). Так как после Москвы всегда жил рядом с природой, то бегал часто в лесу и по горкам.

— А как в поле твоего зрения попали гонки с препятствиями, на которых ты в данный момент специализируешься?

— Случайно… Увидел рекламу Tough Mudder (очень популярная гонка во всем мире, которая только набирала обороты), уговорил пару студентов и коллег пробежаться, и мы побежали… по-моему 18 км – была моя первая дистанция, и я чуть там не погиб. 18 (!!!) километров, грязь, мешки с песком потаскать, попрыгать, повисеть где-то – это же просто экстаз! На тех забегах время никто не замерял, маршалы (контролеры) на препятствиях не стояли, и все было скорее задумано как team building или веселый корпоративчик. Потом пробежал еще пару гонок в режиме «fun», потом Strong Viking (сейчас один из ведущих организаторов гонок в западной Европе и также организатор спортивной серии OCR Series), достаточно неплохо, под конец зарубился с одним бегуном, который после финиша стал вдруг интересоваться, сколько мне лет… Я не понял в чем дело сначала, но скоро узнал, что этот забег является квалификацией на чемпионат Европы, и что народ уже не просто так бегает, а соревнуется…  Ну а дальше все ясно – квалификация, Европа, мир; следующий год – новый цикл… Спорт очень молодой и развивается безумными темпами. Первые годы квалификацию на Европу и мир можно было получить практически не напрягаясь. Сейчас это уже совсем не так тривиально, даже в моей возрастной группе, а элита и молодые (скорее, промежуточные, от 20 до 35) возрастные группы—это совсем тяжело. Еще есть неразбериха с квалификационными соревнованиями и их уровнем, и кое-где можно проскочить без особого напряга, но все выравнивается, медленно и верно.

— Чем тебя так «зацепили» эти соревнования?

— Бегать просто два-четыре-шесть часов скучновато, а если разбавить это 50-100 препятствиями, то становится веселей. Но главное (понял это для себя уже в ходе интервью) – в техничных гонках с препятствиями очень просто дойти до своего физического предела, понять где он, и работать дальше над его «отодвиганием» подальше. Это основной лакомый кусочек для меня, и этим же меня привлекают такие виды спорта, как скалолазание и лазание по льду.

Кроме того, я достаточно тяжелый (сейчас 84 кг при росте 176), люблю лазить в скалодромах и по водопадам, поэтому препятствия для меня оказались достаточно естественной средой обитания. В соревнованиях по бегу у меня нет шансов на призовые места, а с препятствиями я более-менее забегаю в топ-20 на Европе в своей группе и при оптимальном сложении обстоятельств могу претендовать на призовые места (я был в топ-5 на одном Европейском чемпионате, но его статус в тот год был не понятен, а на параллельном чемпионате в Голландии я тоже был топ-5, но экспериментальная система учета прохождения препятствий в тот год не сработала и мне добавили штрафов минут на 20).

— А как ты познакомился с Дмитрием Митяевым и в твоей жизни появился Trail Running School?

— Пару лет назад понял, что при растущем уровне спорта мне необходим более систематический подход к беговым тренировкам и стал искать тренера. Поговорил с парой тренеров из Америки, но потом на глаза попалось интервью с Сергеем Перелыгиным (который очень успешно бегает гонки с препятствиями и некоторые короткие трейлы), в котором он упоминал Диму и о то, что консультируется у него иногда по беговым вопросам. Я решил связаться с Димой, написал письмо, обозначит свои амбиции, цели и задачи, мы созвонились и начали работать с августа 2017 года.

— Что нового ты открыл для себя с момента, как стал тренироваться под руководством Дмитрия Митяева?

— Бег – это оказывается не развлечение, а тяжелая работа (смеется – прим. TRS). Я всегда интересовался спортивной литературой, много читал и пытался сопоставлять разные спортивные подходы, занимался лазанием, гиревым спортом, сделал сертификацию в RKC (https://www.dragondoor.com/instructors/rkc_instructors/), но только после начала занятий с Димой у меня появился систематический подход к физическому развитию с определенной цикличностью и целями. Я стал находить структуру в тренировках и понимать, что и зачем делается. Я не всегда и не во всем согласен с конкретными планами, но так как Дима – думающий тренер, то с ним всегда можно обсудить недопонимание и скорректировать план, если он не совпадает с конечной целью или промежуточным состоянием.

— Наверное, ты один из немногих, если не единственный, в TRS, кто специализируется на «obstacle race». В твоей подготовке, пожалуй, силовой работы побольше, чем у остальных спортсменов TRS. Расскажи, как проходят твои тренировки; какое соотношение классического бега и упражнений, направленных на развитие силы; есть ли в твоей программе тренировки, которых нет у тех, кто готовится к трейлам?

— У меня более скромные беговые объемы по сравнению со многими членами команды TRS. Я обычно бегаю всего четыре раза в неделю, а с весны 2019 еще меньше, но еще добавляю горный велосипед. В 2018 набегал всего около 2000 км, в 2019 г. – около 1900 км и на горном велосипеде около 2000 км; почти все тренировки с набором высоты от 200 до 800 метров. Беговые тренировки, наверное, более-менее стандартные в зависимости от текущего цикла. Лично я люблю короткие и горные интервалы, и очень не люблю интервалы на ПАНО, – а кто их любит? (смеется – прим. TRS). В неделю бегаю одну-две «работы» плюс длинную тренировку (часто на велосипеде 2-3 часа по холмам), в этом году добавили тренажерный зал один-два раза в неделю, с акцентом на ноги с силовым протоколом (тяжелый вес с небольшим количеством повторений + взрывная работа типа 20-30 приседаний с выпрыгиванием + продолжительный отдых между подходами). Остальное время я планирую сам и это включает 2-3 силовых тренировки на общую силу, пресс, руки, запястья, пальцы.

Сейчас «мой» типичный силовой протокол:

1. Гиря 40 кг/ 10 взрывных махов (hard style swings — https://www.youtube.com/watch?v=yHxcTn1UeAc) одной рукой справа (+45 сек пауза)/ потом слева (+45 сек пауза)/ +1 мин пауза.

2. 10 взрывных отжиманий с утяжелением (резинка от рук через спину)/ +45 сек пауза/ еще 10 взрывных отжиманий/ +45 сек пауза.

Повторить 5 раз.

1. Гиря 40-48 кг/ 5 турецких подъемов (https://www.youtube.com/watch?v=0bWRPC49-KI) справа/ 5 слева / 1 мин пауза.

2. 5 подтягиваний на нунчаках или на веревке / 1 мин пауза / еще 5 подтягиваний.

Повторить 5 раз.

Плюс лазание по канату, слэклайн, прохождение разных рукоходов (повесил недавно на слэклайне новые нунчаки и шарики), пресс и прочее. Много с использованием принципа Grease-the-Groove (https://www.strongfirst.com/tag/grease-the-groove/) от Павла Цацулина, поклонником идей которого в области силовых тренировок я являюсь достаточно давно. Общий фокус на силовую выносливость.

— У тебя совсем мало трейлов в карьере. На ум приходит разве что 20 км на High Trail Vanoise в 2018 году и 55 км Skyrace on Madeira нынешнего года. Трассы, скажем прямо, не самые простые. Традиционный трейлраннинг тебя не привлекает? И почему так мало в твоем календаре трейловых стартов?

— Да их пока только два и было (смеется – прим. TRS). Хочу сначала достичь определенных целей в гонках с препятствиями, и времени на все не хватает: семья, работа, много поездок… По характеру я очень люблю разнообразие, и буду пытаться бегать пару ультратрейлов в год и совмещать их со своими стартами. У меня уже запланировано 6-7 стартов по OCR, плюс ультра на Эльбрусе в 2020. Больше не помещается, да и на восстановление мне нужно достаточно много времени. Возможно, попробую «ультру» с препятствиями, но, скорее всего, не в 2020.

Трейлы, которые я уже пробежал, стали для меня бесценным и абсолютно новым опытом. High Trail я стартовал через неделю после Европейского чемпионата и не совсем восстановился; там главным откровением для меня оказалось то, что в горах при беге оказывается нечем дышать!!! Я стартанул как обычно: трасса-то короткая и надо бежать…Но метров через 500 вдруг резко понял, что что-то идет не так…Кислорода нет, сил нет, и вообще все это пора заканчивать. Собрался кое-как, побежал, без палок добрел до верха и …просто полетел на всех крыльях вниз…где меня ждал второй сюрприз (читай, облом): оказывается, профиль трассы на бумажке и в реальности – это две большие разницы. После бега вниз на всех парах я ожидал спокойно добежать по прямой до финиша, а там оказался нехилый такой подъем, на который у меня не оставалось никаких сил…даже пешком, даже ползком… короче, добрел до финиша за 2 с половиной часа, оказался на первом (нет, не месте) листке финишеров из трех и получил свой первый опыт плюс ИТРА рейтинг.

А Мадейра (MSR) была просто супер…я не знал, добегу я или нет в принципе. Опыта 55 км 4121D+ у меня не было. Дима обещал судороги и все остальные прелести…но все получилось. Я не ожидал такой техничной трассы, рухнул разок через 10 км после начала, почти сломал запястье и ударил колено, нагрелся под солнышком от нетипичной жары в тот день, но получил огромное удовлетворение и желание тренироваться дальше и продолжать!

— Как считаешь, в целом можно успешно сочетать участие в гонках с препятствиях и трейловых забегах простым смертным. Джонатана Альбона в расчет не берем 😊.

— Да, несомненно. У нас очень много общего. Гонки с препятствиями, кстати, есть достаточно длинные и вполне себе горные. StrongViking организует марафоны (около 45 км) и «ультры» (60 км), SpartanRace проводит горную и ультра серии. Конечно, нужно иметь функциональную подготовку и быть в состоянии пройти сложный рукоход (не один, а штук десять, конечно), но как показывает неофициальная статистика, в гонках с препятствиями чаще побеждают хорошие бегуны, чем хорошие «покорители препятствий».

— Тот же Джон Альбон в этом сезоне как-то задавался вопросом при формировании календаря: бежать ли чемпионат Европы по OCR-гонкам или же чемпионат Европы по Spartan Race. У тебя не возникает подобных коллизий при выборе той или иной гонки с препятствиями? И не мог бы ты рассказать вкратце, в чем отличие между этими двумя видами соревнований?

— Организаторов гонок очень много, есть разные форматы, и с каждым годом разнообразие только увеличивается. Spartan Race – наверное, самый крупный организатор коммерческих стартов в мире и под их эгидой проводятся свои регулярные забеги, квалификации, чемпионаты Европы, мира в нескольких дисциплинах – от 5К на стадионе до 50-60К «ультры» в горах (например, чемпионат мира Spartan Ultra проводился в прошлом году в декабре в Исландии, а в этом году – в ноябре в Швеции). Spartan – вполне самодостаточная система и обычно не пересекается с другими забегами в плане кросс-квалификаций. Многие другие организаторы поменьше и ограничиваются максимум 2-3 странами, и при желании можно очень хорошо разнообразить для себя препятствия, форматы и конкуренцию, выбирая разные гонки в Европе. Отличные гонки проходят в Голландии, Бельгии, в Скандинавских странах, в Польше, Беларуси, Германии, и с каждым годом их число, разнообразие и среднее качество растет, при этом некоторые гонки разоряются и уходят с арены, так что идет здоровая ротация и рост. Чемпионат Европы организуется сейчас независимой организацией (European Obstacle Sports Federation, EOSF) и собирает препятствия со всех популярных европейских гонок. Раньше было три формата – Short (3-4K), Individual Standard (15К), и Team (командный забег), с этого года добавили 100-метровый спринт – Track Race. На Spartan Race меньше технических препятствий, чем на других гонках, но больше силовых: что-то потаскать в гору и подобные развлечения. Лично я предпочитаю больше технически сложные гонки, где у меня есть больше шансов, и бегать немного поинтересней.

Кстати, в 2020 году будет проводиться (помимо всех Spartan-чемпионатов) два чемпионата мира по стандартным видам (Track race, Short, Standard, Team). Первый (https://ocrworldchampionships.com/), – коммерческий и организуемый американской фирмой Adventurey LLC уже несколько лет, – пройдет на горном курорте Stratton в Вермонте (США) в начале октября. Второй (https://worldocr.org/ocr-world-championships), – организуемый впервые международной федерацией спорта с препятствиями (Fédération Internationale de Sports d’Obstacles (FISO)), – пройдет в Сочи 17-22 сентября.

— В своем отчете после участия в чемпионате мира по OCR-гонкам этого года в Великобритании ты отметил, что на гонках с препятствиями очень тяжело физически, в отличие от той же Skyrace on Madeira, где было сложно ментально. С какими сложностями на гонках, на твой взгляд, легче справляться: с физическими или же с психологическими?

— Я как раз заканчиваю слушать книгу Adharanand Finn “The Rise of the Ultra Runners,” где очень хорошо описан аспект ментальной нагрузки на «ультре». Несомненно, после 5-6 часов бега по горам становится очень тяжело физически, но именно тогда играет решающую роль умение держать психологическую нагрузку. Начинаешь задаваться вопросом, зачем все это надо и почему мы сами себя так любим помучить…Мне было кстати очень интересно сравнить марафон с препятствиями (45 км, около 2000 D+, 100 препятствий), на который у меня ушло 5 с половиной часов, и ту же гонку на Мадейре (через три недели после марафона). После марафона мне казалось, что горная «ультра» «всего» на 55 км – это в общем вполне сравнимая по напряжению гонка. Ничего подобного: препятствия очень сильно утомляют все тело, сбивают дыхание, ритм, но дают передышку ногам…В горном беге ноги не отдыхают, и это имеет решающее значение.

Насчет того, с какой нагрузкой проще, – я не знаю. Вопрос скорее всего в том, о какой стадии напряжения и о каком пределе мы говорим. Заставить себя бежать на максимуме и бороться до конца конки очень тяжело. С другой стороны, я пока еще не доходил до предела ментальных сил, когда надо себя заставлять двигаться, – просто не было таких длинных и сложных трейлов, где можно заглянуть за эту черту. Я несколько раз понимал после коротких забегов, что мог бы, наверно, себя заставить потерпеть еще полчаса и не сбавлять темп.. В то же время я уже несколько раз доходил до предела сил физических, где больше просто не мог, и в тот момент это оказывалось лимитирующим фактором… У меня есть один DNF на чемпионате Польши в 2018 году, где подряд шли 5-6 препятствий на руки, шел дождь, и трасса была сделана кругом длинной 3 км, то есть все повторялось 5 или 6 раз. После третьего круга у меня на руках почти не было кожи, и я уже в принципе не мог повиснуть на турнике или кольцах даже на 10 секунд. Отсутствие кожи можно пережить и боль легко можно перетерпеть, но вот когда нет сил – их просто нет…

Именно этим меня и привлекают техничные гонки с препятствиями – там очень легко узнать свой физический и ментальный предел.

— Также ты упоминал наличие большого количества грязи на трассе в Брентвуде. Подобное характерно для трасс OCR либо же подобное – следствие капризов погоды?

— Это, скорее, была страновая особенность. В принципе, есть гонки с большим и меньшим количеством грязи, и последние два чемпионата Европы, допустим, были вообще без грязи…но оба раза чемпионат мира в Англии был очень грязным… Причем в 2018 году организаторы сказали, что нам очень повезло: была засуха и грязи почти не было. Вылезая из очередной канавы с глиняно-болотной кашей в 30 см и с железной цепью на привязи, в это тяжело было поверить, но 2019 год показал все, на что способна Англия в плане воды, грязи, глины и прочего. Было впечатление, что 2/3 дистанции бежишь по только что вспаханному колхозному полю после дождя всю ночь (и с мешком картошки на горбу). Но это визитная карточка Англии. В следующем году на всех чемпионатах будут горы и много вертикальных метров.

— Как вообще проходил этот чемпионат мира? Что за трасса была представлена организаторами?

— Организация была как всегда супер: этот чемпионат уже имеет историю в несколько лет. На него приезжает огромное количество атлетов, правила квалификации достаточно жесткие, так что конкуренция высокая. Предоставленная трасса была некой вариацией стандартной трассы на полигоне для OCR-гонок Kelvedon Hatch (есть интересная история этого полигона, т.к. он находится непосредственно рядом с секретным бункером на случай ядерной угрозы https://en.wikipedia.org/wiki/Kelvedon_Hatch_Secret_Nuclear_Bunker), но разбавленная большим количеством препятствий со всего мира. Как уже говорилось, было очень грязно, мокро и холодно…препятствия на улице были все мокрые, что добавляло «радости» рукам. На некоторых препятствиях атлеты зависали часами: правило таково, что атлет обязан пройти препятствие и имеет на это неограниченное количество подходов и времени; если не прошел, – потерял специальную ленточку на руке, что лишает права попасть в зачет, – и на некоторых точках горели костры, чтобы согреться. Я «завис» за 500 метров за финиша и потерял 40 минут…о хорошем месте можно было забыть, но удалось пройти все препятствия. Иногда поражаешься волевым качествам спортсменов: в 2018 один украинский атлет застрял на 4 с половиной часа на препятствии “Skull Valley” (пример: https://ocrworldchampionships.com/tag/skull-valley/) метров за 300 до финиша. После этого руки перестали его слушаться совершенно, и на последнюю стенку по канату он взбирался зубами…забрался.

— Ты выступал за сборную Германию. Получается, что помимо индивидуального зачета был и командный итог?

— Да, в этом году команда Германии показала неплохой результат, но, конечно, нам есть куда расти и стремиться. К счастью, у нас появилась недавно инициативная группа Obstacle Course Racing Association Germany (https://ocra-germany.de/), которая работает для продвижения OCR-гонок в Германии. Появляются сертифицированные тренеры, идет работа с молодым поколением, оказывается помощь команде, определяются квалификационные требования и так далее.

— Своими результатами в целом остался доволен?

— На Европе – да (хотя реально мог улучшить мест на 5-7), на мире – нет: бежал неплохо, но подкосили холод и, как следствие, препятствия.

— А как оцениваешь прошедший сезон? Что-то удалось улучшить?

— Сезон был насыщенный и очень интересный. Улучшил беговую форму в плане способности бежать долго в неплохом (для себя) темпе, стал лучше понимать свое самочувствие и состояние в процессе бега. Работаем дальше – путь еще длинный.

— После завершения полноценного сезона в ноябре ты успел поучаствовать и в тренировочном лагере Trail Running School на Мадейре. Захотелось вернуться на этот теплый остров?

— Нет, с островом у меня особых отношений пока не возникло (хотя, конечно, посетить его пару раз надо – очень красиво, расслабленно, вкусно). Просто смог втиснуть в свое расписание неделю бега вне дома и работы…Зарегистрировался еще весной, все спланировал и полетел.

— Как для тебя прошел этот лагерь? Получилось сбросить усталость от прошедшего сезона?

— Лагерь – просто фантастика! Попасть в такую группу «повернутых» (в хорошем смысле) бегунов под руководством двух выдающихся спортсменов – это нечто! Много новой и полезной информации, насыщенные тренировки, работа над техникой, обсуждения планов…но усталость сбросить в таком лагере, наверное, нереально – все-таки мы набегали прилично километров по горизонтали и по вертикали. Если честно, то я, конечно, устал еще сильнее…Однако эмоции, виды природы и запах эвкалиптового леса во время дождя останутся со мной навсегда. И я все-таки выгнал себя в день отлета на утреннюю пробежку вдоль океана…и на дополнительные сессии с подтягиваниями, отжиманиями, висением на турнике. Находясь там, хочется использовать любую возможность впитать в себя солнце, океан, теплую погоду…

Еще было очень интересно общаться с бегунами и рассказывать, что такое OCR. Может быть, мне удалось уговорить пару человек попробовать гонки с препятствиями. Дима, правда, так и не соглашается (смеется – прим. TRS).

— Как будешь проводить межсезонье в плане тренировок?

— Много силовой работы: база – все как обычно. В этом году мы добавили тренажерный зал, много взрывной работы типа «jump squats» (приседаний с выпрыгиванием); буду продолжать использовать много альтернативной нагрузки. Горный велосипед по снегу – лучшее аэробное упражнение для баланса и пресса (смеется – прим. TRS). Силовая с гирей и на верхнюю часть, как обычно, 2-3 раза в неделю – этот протокол почти не меняется в течении года.

— В Германии, в местности, где ты живешь, есть возможность тренироваться в полноценных горах?

— В полноценных горах очень редко, но у меня прямо рядом с домом есть холмы высотой до 879 метров, так что набор в 500-800 метров сделать очень легко, а при желании можно и пару тысяч набрать. На велосипеде по тем же лесам на 30-40 км получается около 1000 метров набора, так что тренироваться можно неплохо.

— Чемпионат мира и чемпионат Европы по OCR-гонкам – ключевые старты следующего года?

— Да, Европа – в Доломитах в июне, и два чемпионата мира – в Америке и в России осенью.

— Может быть, гонки с препятствиями разбавишь участием в каких-нибудь горных трейлах? Ты упоминал уже про гонку в России в 2020 году.

— Пока собираюсь только на Elbrus World Race на 55 км. Может быть, спланирую еще что-то, но со стартами в OCR каждые две-три недели вставить дополнительно горную гонку очень тяжело. Может, наконец, получится пробежать в какой-нибудь горной «ультре» из Spartan Race.

— Помимо чемпионата мира осенью, в России нет мыслей пробежать какую-нибудь гонку с препятствиями?

— Обычную гонку пока нет: в Россию мне нужна виза, и намного проще слетать в Скандинавию или Польшу, или даже в Беларусь на Bison race, чем ехать в Россию. Но в 2020г.  я планирую бежать на чемпионате мира в Сочи, надо только еще квалифицироваться весной. Так что как минимум одна гонка с препятствиями в России уже запланирована (улыбается – прим. TRS).

— Насколько для тебя сложно вписывать в повседневную рутину твои тренировки и участие в различного рода соревнованиях?

— Ежедневные тренировки, по сути, та же рутина и вписываются в остальные дела по умолчанию. Поездки координирую с семьей, пытаюсь совмещать некоторые забеги с рабочими поездками. Иногда бывают тяжелые периоды на работе и после целого дня лекций бежать тренировку в лесу в темноте под дождем бывает трудновато. Но я всегда умел себя заставлять работать для достижения целей, так что это тоже не проблема…Часто для экономии времени езжу на работу и домой на велосипеде: 1,5 часа в день хорошо дополняют тренировочный объем, – или бегаю с работы 12-15 км. Соревнования планирую заранее, и у нас в семье почти все планы на отпуск и выходные расписаны на 6-9 месяцев вперед…Так что приспосабливаемся, пытаясь не ущемить ничьих интересов.

— Не задумывался, для чего тебе нужны эти постоянные изнуряющие тренировки?

— Иногда задумываюсь…но очень ненадолго (улыбается – прим. TRS) – времени нет на глупые мысли. Есть цель – есть план, есть работа. Как сказал Норман Винсент Пил (Norman Vincent Peale, https://en.wikipedia.org/wiki/Norman_Vincent_Peale): «Plan your work – work your plan. Lack of system produces that ‘I’m swamped’ feeling» («Планируйте свою работу – работайте над своим планом. Недостаток системности – причина чувства «засасывания трясиной»). Я позаимствовал эту фразу у Павла Цацулина, который применяет еe для мотивации необходимости систематического подхода к тренировкам. Так что все просто.

— Что для тебя главный мотиватор, чтобы продолжать постоянно и упорно тренироваться?

— В моменте – это желание сделать себя лучше, сильнее, преодолеть самого себя и своих соперников, в перспективе – быть здоровым, сильным и атлетичным в свои 45, и потом в 50, 60, 70+…лет. Ну, и социальные сети, конечно (улыбается – прим. TRS).

 

Фото — из архива Григория Вилкова

сайт Г.Вилкова

Страница Г.Вилкова на Facebook

Страница Г.Вилкова в Instagram

Поделиться в сетях
Поделиться в vk
Поделиться в facebook
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в google
Поделиться в twitter
Другие статьи
Поделиться в сетях
Поделиться в vk
Поделиться в facebook
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в google
Поделиться в twitter
Другие статьи
Обучающие материалы
Закрыть меню
×
×

Корзина