Максим Боломожнов о третьем месте на 170 км Elbrus World Race: «На дистанции я «просыпаюсь» после 100 км»

Регистрация закрыта.

— Макс, ну дал ты жару на этой «кругосветке» в Приэльбрусье. Стать третьим на 170 км Elbrus World Race – это действительно сильно! В чем секрет успеха?

— Постоянные эксперименты с силовыми и взрывными тренировками, регулярность нагрузки, ну и умение чувствовать организм. Бывает периодически такое, что переоделся, размялся, взял штангу в руки и понял, что ну его – развернулся и пошел спать. Считаю, это мое огромное достижение (смеется), которое не дает мне перегореть эмоционально.

— Ты все также предпочитаешь, чтоб на гонках все было всерьез и надолго?

— Именно (смеется). Чем больше километраж, тем лучше. С удовольствием пробежался бы 3-6 тыс. км с профессиональным бегуном, который меня обгонит поначалу, а вот на второй части дистанции мы посмотрели бы (смеется).

— Ты сезон очень ударно начал, заработав рекордные для себя баллы ИТРА и почти вплотную приблизившись к десятке первых результатов на 117 км в Дагестане. За прошлый пандемийный год по горам соскучился?

— Да я всегда за любую движуху, кроме голодовки (смеется). Пробежал Дагестан неплохо, потому что просто бежал один. Ну, почти: примерно 30 км бежал в группе, что, считаю, замедляло меня и я потерял заветные 2,5-3 часа.

— Как в зиму готовился? Все так же кроссфит, железо и дозированно бега? Или бега стало больше?

— Железо всегда было. Кроссфит – сами комплексы я не делаю, лишь иногда какие-то упражнения. А вот бег, да, поменялся: прибавилось темповых работ и гораздо больше стало тренировок в 3ей — 4ой пульсовой зоне. Прям чувствую себя живым, когда пульс высокий. Все эти побегушки по 3-5 часов на низком пульсе не для меня.

— А что еще: велосипед, лыжи, плавание? Ну и как следует ожидать, много силовой работы?

— И гребля – идеально для наработки силовой выносливости задней цепи ног плюс она также помогает в их восстановлении.

— Кстати, а что за история со 100 км на станке для гребли? Это челлендж TRS — 2020 так долго не отпускал?

— Греблю хотел на сутки попытку сделать. Там рекорд 322 км, насколько помню. Понимаю, что по силам реально улучшить его, но очень лимитирует задница (смеется). Это место просто начинает болеть и затекать.

А челлендж зашёл прекрасно, но со второго раза (смеется). Первый раз вышел с товарищем в ночь и хватило часа на три, развернулись и ушли домой. Позже, через два дня, я вернулся один и в жару просто сделал это, набрав с запасом 9 тыс. метров. В одиночестве я бегу лучше, дольше и быстрее.

— Как тренер отнесся к этой афере с греблей?

— Ну, если Дима (Митяев, тренер – прим. TRS) не очень одобряет желание бегать «плоскачи», то с греблей ещё хуже (смеется).

— Вот ты только вернулся в цивилизацию из гор? Все также не можешь отказать себе в удовольствии устроить себе вылазки «на пожить в горах»?

— Горы – мое все! Вообще ищу варианты, туда перебраться на совсем. А так, да, за это лето два раза был на Эльбрусе и два раза был на Алтае.

— Чем так привлекательны тебе такие одиночные кемпы?

— Одиночество, в принципе, меня заряжает энергией. Так как я работаю с людьми постоянно и тут амбивалентно выходит: вроде не особо люблю общаться и самих людей, но очень люблю помогать им в тренировках в достижении спортивной цели или реабилитации.

— Все же давай вернемся к Эльбрусу. Это была для тебя гонка года?

— Наверное, да, хотя ко всем гонкам я отношусь одинаково. Разве что «Вальхалла» (зимняя гонка на 100 миль в рамках Mad Fox – прим. TRS) другая – эта гонка для души, физически она лёгкая, а вот мозг «выносит» знатно.

— Частенько посещаешь Приэльбрусье? Может быть, бегал там уже какие-то соревнования?

— Да, это были первые мои соревнования на Эльбрусе. А так, я далеко не в первый раз там.

— Много народу сошло по ходу дистанции, считая и опытных спортсменов, у которых есть даже опыт участия в «Туре гигантов». Как считаешь, что позволило тебе дойти до финишной черты, кроме бутылки пива на Азау?

— По ходу, про мою бутылку пива уже все в курсе (смеется).

Сошло вроде 70-80% людей, при том почти все на поляне Азау. Признаюсь, там реально было сложно продолжать.

Помимо пива, помогла группа поддержки на Азау. Я был приятно удивлен, что столько людей пришло меня поддержать и просто поражен, что им было по фигу, что я хотел сойти (смеется). Меня просто выпихнули из палатки, и все!

Ну а дальше, «жаба задушила» спускать 15 тысяч рублей на трансфер при сходе с дистанции – пришлось бежать (смеется).

— Получается, мысли о сходе после пункта на поляне Азау тебя покинули?

— Ну, когда я начал пониматься на «Кругозор», я уже понял, что не сойду. Потихоньку начал проспаться и осознавать, что я бегу.

— Можно представить, что подавляющее большинство времени приходилось на дистанции проводить время в совершенном одиночестве. Как себя приободрял, чем себя мотивировал на дистанции? Может, пел вслух?

— Одиночество даёт мне силы (смеется). Даже мыслей нет, это типа «виппасаны» – просто присутствие в процессе, которое дает мне удовольствие.

— Много еды съел за эти 36 часов на дистанции?

— Почти все (смеется). Я не так кропотливо собираю гели и шоколадки, как многие, – просто покидал все, что было под рукой в рюкзак и побежал (смеется).

— Каким был твой рацион?

— Каждый час ел один гель и один батончик из сухофруктов. Плюс раз в два часа солевую капсулу, чередуя с «Магний Диаспорал».

— Ты упоминал, что у тебя случилась проблема с гидратором. Пришлось бежать вообще без воды?

— Ну, это случилось на последних 16-17 км спуска. Правда, жара прибавилась, но там уже было плевать (смеется). Дембельский аккорд, так сказать. Гидратор просто забился землей, и все. Придавало сил то, что на этом отрезке я обгонял участников параллельных дистанций: 111км, 56 км и даже 46 км (смеется).

— Что сложнее всего было для тебя на дистанции?

— Скорее, до момента выхода на дистанцию (смеется). Встать с кровати и выйти на старт – вот реально не хотел.

— Кстати, с провалом в леднике реально опасная ситуация была?

— Да, было немного. Снежок чуть присыпал, с виду было похоже на тропу. Но как наступил, сразу ушел по пояс, лишь в последний момент успел палку воткнуть. А внизу темнота… Хотя, в принципе, после армии я очень спокойно отношусь к подобным ситуациям (смеется). Обычно люди надумывают: «А вот… Если бы…». И все в таком роде. Живой – беги дальше. Но палочку жалко, конечно (смеется). Новая модель Leki, никак.

— А как с сонливостью боролся?

— Сон накрыл на вторую ночь, к утру. Как раз был на спуске работал после перевала на высоте 3800 м. Пару раз чуть не сорвался – проснулся моментально. Вот такой «caffé espresso» (смеется). Обычно сонливость либо сама проходит, либо же приходится минут 40 — час потерпеть и начать бежать.

— В чем бежал и сколько пар кроссовок стоптал?

— Adidas Terrex Two Boa – уже который год это лучшее, что есть для меня. Из обуви у меня были эти «адидасы» и сандалии (смеется). Решил бежать только в одной паре: думаю, в сандалиях было бы неудобно (смеется).

— Значит, на финише, как после Mad Fox в 2019ом, никакие кроссовки в бак не ушли?

— Неее! Adidas в этом плане в разы лучше для меня. Тем более я в них же еще отходил в 14-дневном поход на Алтае, где тропы не такие комфортные, как на Эльбрусе (смеется).

— Раз уж вспомнили «Тур гигантов». В прошлом году ты регистрировался на эту безумную гонку. А как в этом году, «Тур» в планах или в планах, но не нынче?

— «Тур гигантов» оставил на следующий год. Вот, ожидаю в предвкушении (смеется). Учитывая, что «просыпаюсь» я после 100 км, то 330 км для меня будут идеальны (смеется).

— Можно представить, что для тебя «Тур гигантов» – своего рода вишенка на торте. В самом деле тебе хочется пережить все эти вау-впечатления, о которых рассказывают те, кто пережил эту гонку?

— Неее, вишенка это Канада. Там есть гонка на 560 км по снегу с санями и все тащишь на себе (смеется). А так, если брать не только соревнования, то у меня впереди еще ряд задумок. Пройти, например, 4500 км по Тихоокеанскому хребту – лишь бы визу в США дали. В Италии есть тропа на 7 тыс. км. Ну и, сейчас доделывают в Канаде самую длинную тур-тропу протяженностью около 20-21 тыс. км. Это будет эпично, но ее на потом (смеется).

— Как у тебя дела с кроссфитом? В каких-то соревнованиях в прошлом и нынешнем году участвовал?

— Нет, пока приостановил эту деятельность. Но я думаю, что когда-нибудь вернусь (смеется). А пока что просто «по фану».

— Кстати говоря, формат «гонки героев» и OCR-гонки еще не рассматриваешь? Есть атлеты, кто и OCR отлично бегает, и в скайраннинге и в трейлах очень конкурентоспособен. Тот же Джо Элбон. Нет желания стать универсалом?

— Давно хочу попробовать Spartan Raсe, чтоб именно на пьедестал попасть. Уверен, мне она зайдет отлично. Но нужна база с соответствующей инфраструктурой, чтобы качественно подготовиться.

— В ближайшее время что из «зубодробительного» и «сногшибающего» можно ожидать от тебя? Какие еще безумные проекты задумываешь?

— Ну, в ближайшее только «Вальхалла» и в Геленджике будет спринт 70 км в качестве тренировки (смеется). А из «зубодробительного» на будущее то, о чем уже упоминал: «автономка» в Италии на 7 тыс. км, 4500 км одиночного трейла в США 4500 км и можно взять в расчет зимнюю гонку в Канаде на 560 км.

Регистрация закрыта.
Поделиться в сетях
Поделиться в vk
Поделиться в facebook
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в google
Поделиться в twitter
Другие статьи