• Новости
  • Новости атлетов TRS
  • Алексеем Толстенко — лучший среди россиян на UTMB: «Финиш на UTMB не сравним с другими гонками: Шамони просто взрывается при виде спортсменов»

Алексеем Толстенко — лучший среди россиян на UTMB: «Финиш на UTMB не сравним с другими гонками: Шамони просто взрывается при виде спортсменов»

— Алексей, поздравляем тебя, не будет преувеличением сказать, с историческим выступлением на 100 милях UTMB! Финишировать 14ым, в такой легендарной гонке, показав лучшее время среди всех россиян за всю историю выступлений,– это очень серьезный уровень! Кроме разве что Килиана Жорне и Пау Капеля, на стартовой линии выстроились почти все элитные ультратрейлраннеры. Признайся, какое для себя место определял перед гонкой, учитывая, что состав собрался очень сильный?

— Большое спасибо за поздравления и поддержку! Поддержка была колоссальная от всех и придавала сил в тяжёлые моменты гонки! Учитывая мой опыт предыдущих гонок, знание трассы и непредсказуемость UTMB, состав меня не очень пугал (улыбается). Эта гонка настолько непредсказуемая, что даже сильнейшие атлеты с мировыми именами очень часто не доходят до финиша. В этом сезоне у меня хорошая форма, которую оставалось только реализовать, не испортив что-то самому. С тренером мы понимали, что попасть в топ-10 мне вполне по силам и определили временной интервал 22-23 часа.

— Для тебя это уже четвертый UTMB – ты сравнялся по количеству выступлений с Франсуа Д’Аэном. Франсуа на финише нынешнего UTMB, ставшего для него четвертым победный, с трудом сдерживал эмоции. Эмоции от восприятия Шамони как Мекки трейлраннинга у тебя, скажем, не потускнели или это такое место, что каждая секунда там пребывания в неделю UTMB вызывает самые глубокие чувства?

— Первый раз я попал в Шамони в 2014 году. Тогда даже у нас в крупных городах на бегущего человека смотрели странно, не говоря уже о моем маленьком городке на Урале. А здесь я окунулся в мир приключений, каждый кусочек этого удивительного места пропитан путешествием в мир гор и спорта. Красивейшие альпийские пики и тропинки на вершины; величественный Мон-Блан; альпинисты с ледорубами и рюкзаками, снующие повсюду; десятки куполов парапланов, парящих над склонами гор; неповторимые рассветы и закаты; рафты, несущиеся по бурной реке; уютные кофейни, ресторанчики и шале. Это маленький мир, созданный для приключений. Это место мне не надоест никогда! Но в неделю UTMB долина наполняется до предела, поэтому в это время хочется находиться на тихой улочке на окраине деревушки и спокойно настраиваться на гонку.

— Ты ведь еще планируешь вернуться на UTMB?

— Я жду открытия регистрации, чтобы отправить заявку и вновь выйти на стартовую линию этой безумной гонки. Поэтому подготовка и работа над допущенными ошибками продолжается.

— В середине июля, буквально за месяц до UTMB, ты стал третьим на 100 км на GRUT, который очень тяжело назвать подводящей гонкой. По теории подготовки, казалось бы, тебе стоило пробежать какие-нибудь горные соревнования. А тут практически абсолютно ровный трейл, да еще в конкуренции с теми, кто гораздо меньше тебя бегает горные старты. Заявляясь на GRUT, не было уверенности, что побежишь 100 миль вокруг Мон-Блана? Как, по-твоему, сказалось участие в соревнованиях в Суздале?

— Уверенность, что поеду на UTMB была, поэтому в августе я не рассматривал никаких других гонок. Я думаю, что Суздаль не сильно сказался на подготовке, в плане мы ничего не меняли. GRUT я пробежал без травм и вполне комфортно и практически сразу приступил к полноценным тренировкам. На GRUT я бы поехал в любом случае, а вот подготовка после была бы немного другой. Очень хотелось уехать в горы пораньше и сделать хороший тренировочный блок. Но из-за сложности въезда во Францию и непонимания, как это осуществить, несколько недель выпали из тренировочного процесса и пришлось уже в Шамони сделать объёмный блок, после которого был риск не полностью восстановиться.

— Такой короткий период предсоревновательной подготовки на месте событий, определенно, не мог сильно повлиять на твою текущую форму, но тренировочные километры в условиях настоящих гор определенно помогли тебе лучше настроиться к старту. После GRUT каким образом возвращал себя для бега в горах после долгих километров на равнинном трейле? Какие специализированные тренировки появились в твоем плане?

— Для себя давно заметил, что, готовясь к таким гонкам, необходимо тренировать длинные техничные спуски, которые здесь бывают 5-10 км. В условиях домашних тренировок это делать невозможно. Если длинный подъем ты можешь отработать на дорожке, то спуск нет возможности включить в тренировочный процесс. А на ста милях, очень важно чтобы ноги были готовы к таким спускам! Эта неделя была не исключением и мои мышцы были «забиты» до предела. Лишь грамотное восстановление позволило к гонке вернуть ногам былую свежесть.

Да в принципе, ничего нового не делали. Во время первой недели втянулся в тренировочный процесс – велосипед, лёгкие кроссы, а затем уже стандартные тренировки – интервальная работа, фартлек, длительная. На пару дней сходил в поход с семьей на г. Конжаковский камень. Получился поход 50 км с рюкзаком и смог сделать там несколько техничных тренировок!

— В какой момент окончательно отбросил все сомнения и решил, что UTMB в этом году быть?

— Наверное, в тот момент, когда не стал в июне переносить регистрацию на следующий год.

— Как заблаговременно прибыл в Шамони и каким образом проводил тренировки в преддверии самой гонки?

— В Шамони приехал за 15 дней до старта – это была вынужденная мера, в случае необходимости карантинных мер. Тренировки все были преимущественно в первой — второй зоне. Подъемы с палками до 2000-2800 м и техничные спуски, немного скоростной работы на стадионе и вечерние кроссы по относительно ровным тропам. Так образом за неделю удалось набрать 164 км с набором 9000 м.

— Со свой тренером, Дмитрием Митяевым, удалось совместно потренироваться? Какие участки трассы предстоящей гонки удалось проверить?

— Да, мы сделали несколько хороших совместных тренировок. Но вот трассу не изучали, я помнил многие участки из опыта предыдущих гонок, поэтому необходимости не было. Хотя знаю, что многие спортсмены просмотрели много ключевых участков. Я обычно смотрю последние 5 километров, чтобы понимать, где можно выкладываться полностью, не экономя силы и не осторожничать на финишном спуске.

— Какая цель и стратегия были определены на гонку?

— Всё очень просто – победить себя прежнего и реализовать форму. Временной ориентир был 22 часа. Задача бежать по пульсу, которую я благополучно провалил на первых 30 километрах. Обязательно постоянно питаться и соблюдать питьевой режим. Выполнение этих критериев, почти наверняка позволит пробежать любую гонку, если исключить форс-мажорные ситуации.

— В стартовом коридоре как далеко расположился от лидеров?

— Высокий рейтинг позволяет мне проходить в стартовый коридор и вставать на первой линии. Получил напутствия от команды Adidas Terrex – обнялись перед гонкой, и я вместе с Димой и Пабло (Вилья – прим. TRS) после объятий Катрин Полетти сел на коврик прямо под стартовой аркой. Но когда подошли лидеры Франсуа Д’Аэн и Джим Уолмсли, сместился во второй ряд, предоставив им место впереди.

— Какую экипировку выбрал и в какой модели кроссовок бежал?

— Эта гонка требуется определенных критериев, предъявляемых к экипировке. Это качественный рюкзак, в который можно упаковать всё обязательное снаряжение и минимальный вес вещей, не в ущерб их функциональному качеству. Уже многие годы я бегаю в экипировке от Adidas Terrex и она удовлетворяет все мои потребности и, что важно, совершенствуются с каждым годом! В этот раз меня очень удивил рюкзак и шорты функционал которых позволяет комфортно разместить экипировку и питание, а крепление на шортах для палочек сделаны очень удобно, что позволяет во время спусков забыть, что за спиной палки и не поправлять их совсем.

— По ходу дистанции менял обувь?

— Нет, бежал в Adidas Terrex Speed Ultra. Вообще на ближайшие гонки это основная моя соревновательная модель. Хотя она и позиционируется на дистанции до 100 км, мне было очень комфортно, а состояние ног после гонки было идеальным! В этой же модели удалось стать третьим на Т100 ГРУТ.

— Кто-то поддерживал тебя на дистанции?

— В социальных сетях меня поддерживали сотни человек, за что им огромное спасибо! Их поддержка действительно помогала двигаться в тяжелые моменты. На первой половине мне помогали Катя и Володя, особенно был рад их видеть ночью в Курмайоре. А на последних двух пунктах Триен и Валорсин, меня встречала моя команда Adidas Terrex, почти в полном составе и на каждом важном пункте я получал море отличных эмоций от Роберта, менеджера команды – человека, который вкладывает душу в команду. Саша и Витя, ребята с которыми познакомился только в Шамони, кормили и помогали переупаковать рюкзак. Поддержка очень важна на этой гонке. В этот раз я оценил, как важно, когда тебя ждут на пункте питания, очень помогает психологически. Жаль, что не на всех пунктах я воспользовался помощью ребят, может это помогло бы раньше включится в гонку, после того как «просел».

— На тех пунктах (например, в Шампе или Валлорсине), на которых спортсменов встречали члены команды поддержки, на видеотрансляции не было видно, что там имеется еда и вода от организаторов. Организаторы действительно не предлагали участникам никакой поддержки питанием или же это были полноценные пункты питания, и лидеры намеренно пользовались поддержкой со стороны своей команды?

— Еда на всех пунктах была примерно одинаковая. Просто для экономии времени и сил удобно, когда твоя команда все необходимое приготовила на одном столе к твоему прибытию на пункт питания. Можно спокойно сесть, выбрать, что хочется – не надо бегать к каждому столу и высматривать, чтобы такого съесть.

— Чем в основном питался на дистанции? Какое меню предлагалось организаторами?

— До 110 км я ел энергетические гели, углеводные батончики, пастилу, белковое печенье, крекер, сыр. В одну бутылку наливал горячий чай, в другую минеральную воду. Затем следующие 30 км, после 110 км, у меня получился провал в питании – за этот период я съел несколько гелей, больше ничего не пошло и уже со 142 км питался полноценно – суп, хлеб, сыр, 2 геля в час.

Ассортимент продуктов и блюд на пунктах питания разнообразный: от сладкого до супов, рис, спагетти, сыр, колбаса, хлеб, крекер, фрукты, чай, кофе, минеральная и простая вода – всего в изобилии.

— Как провел ночь на дистанции?

— Ночь на дистанции — это самое любимое время гонки. Очень люблю эту тишину, спокойствие – вокруг силуэты гор и бесконечные линии из фонариков уходящие за горизонт. Спящие горные деревушки, лай дремлющих собак, шелест травы и звон колокольчиков испуганных коров, светящиеся глаза отары овец на лугах. Звездное небо и яркая луна на небе, под ногами – на перевалах, зеленая трава, покрытая белым инеем. Люблю в это время быть в одиночестве на тропе. На этой гонке очень часто удавалось оставаться одному и ощущать эту неизвестность за следующим изгибом тропинки.

— Заряда одного фонаря тебе хватило или же пришлось использовать и запасной?

— Часов восемь мы бежали в темноте, под светом фонариков. Обычно на спусках я включаю свет фонаря на максимум, чтобы лучше видеть тропу и бежать быстро, поэтому уже через 5 часов я поменял аккумулятор на запасной.

— Ранним утром на пике Гран кол Ферре (103 км), по всей видимости, было очень холодно и ветрено. Какая в целом на вершинах, основная масса которых пришлась на ночное время, была метеорологическая ситуация? Холод не сковывал бег?

— До Курмайора я бежал в шортах и майке, затем одел термокофту, но в ней было жарковато. Да, именно на этом пике был самый холодный момент на гонке: даже мне пришлось остановиться, достать куртку и минут 30 бежать одетому. Основное неудобство доставлял сильный холодный ветер. Наша суровая уральская погода приучила чувствовать себя прекрасно в холодную погоду, поэтому от ночной прохлады я получал удовольствие. Хотя многие чувствовали себя некомфортно, догнав Джима Уолмсли на 90 км, обратил внимание, что он одет очень тепло – штаны, куртка, шапка, перчатки – весь арсенал теплой одежды был на нем.

— К Арнувазу (99 км) ты прибежал 12ым. Затем, как ты отмечал, на участке 110-145 км у тебя возникли проблемы с питанием. Расскажи, в чем заключалась проблема и каким образом удалось решить эту сложную ситуацию?

— Я прекрасно отработал подъем на Гран кол Ферре. Самочувствие было отличным, но на спуске появились боли в животе. Я бежал, но каждый прыжок вызывал дискомфорт. Съел гель, но организм был против, по пути была туристическая база, я забежал туда сходил в туалет, умылся. И с этого момента меня выключило, как говорят на марафоне, «поймал стену». Питание не идет, сил нет, совсем не бежится. Еще этот живот постоянно напоминает о себе. Начинаю обгонять участники, что очень демотивирует. Пока я был на базе, не было информации, каким был на дистанции, сколько уже человек пробежало до меня. Заставил себя двигаться вперед, хотя бы до пункта питания Ля Фули, где я сошел в 2019 году. Скорость заметно упала, но при этом я постоянно видел спины тех, кто меня обогнал. Значит, не так все плохо. На пункте питания теряю много времени, стараюсь поесть. Но бульон и недоваренный рис совсем не идут. Говорю себе, что если сойду, то это будет последняя гонка. Раньше я терпел, когда было намного тяжелее, а теперь начинаю себя жалеть. Вспоминаю последние километры Кати на TDS – легче не становится, но с пункта питания выхожу и потихоньку продолжаю бежать. Люди хлопают и поддерживают, но я их почти не слышу, впереди появляется спина, заставляю себя догонять. Вскоре выхожу вперед, но это совсем не та скорость, которая позволит реализовать план. Так, в борьбе с собой я двигался до 142 км, где хорошо поел и смог восстановить нормальную скорость.

— На последнем спуске к Шамони, судя по видеокадрам, ты очень серьезно работал и смог даже отыграть две позиции. Как удалось сберечь ноги на протяжении почти суток бега, чтобы так быстро пройти финишный сектор? Хотя даже Д’Аэн признавался, что уже в Курмайоре после затяжного спуска с вершины Фавр на оставшихся километрах он уже не чувствовал свежести в ногах. И действительно, по ходу трансляции видно было, что спуски даются ему не просто и он даже помогает себе палками. А в чем твой секрет?

— На этой гонке я все спуски бежал равномерно, без резких прыжков и поворотов, полностью контролируя движения, особенно на быстрых спусках, с крутых горнолыжных склонов, что позволило до самого финиша сохранить ноги в хорошем состоянии. Возможно, это одна из причин, но для себя я подметил, что обычно «ультры» я бегаю в обуви с минимальной амортизацией, а в этот раз бежал в Adidas Terrex Speed Ultra, в которых прослойка boost в пяточной области позволяет гасить даже самые сильные удары, но при этом ощущать поверхность и мышцы чувствуют себя комфортно на самом твердом грунте и горных тропах.

— Уже вбежав в Шамони, почувствовал энергетический буст, который понес тебя к финишу?

— Финишные километры запомнились колоссальной поддержкой зрителей, которую в полной мере я не впитал, так как боролся со временем – уж очень хотелось разменять 24 часа. На последнем пункте питания часы давали раскладку по времени прибытия итоговые 24:15, поэтому пришлось приложить максимальные усилия, чтобы выбежать из суток. А так, конечно, финиш не сравним с другими гонками: Шамони просто взрывается при виде спортсменов. Из окон, балконов, кафе и машин доносятся крики поздравлений и приветствий, а живой километровый коридор из болельщиков заряжает тебя энергией и даже если ты не можешь бежать, все равно придется это сделать.

— Первая мысль, когда пересек заветную линию финиша?

— Помню эмоции после первого стомильника: за финишной чертой я не верил, что все закончилось и больше не надо страдать. В это раз фотографы и зрители не дали мне даже секунды, чтобы о чем-то подумать. Фото, видеосъемка, поздравления – в какой-то момент мне хотелось крикнуть: «Вы чего, я же не первый!». Буря оваций была отдана мне, как будто я совершил что-то невероятное. Объятия друзей и команды, поздравления. Это был прекрасный вечер, как и всегда после хорошей гонки.

— Если не секрет, когда побежал благодарить зрителей, с кем особо тепло обменялся рукопожатием?

— На финише стояли знакомые ребята, которые живут в Шамони. В этот вечер я был счастлив видеть рядом друзей.

— Сейчас ноги сильнее болят, чем после GRUT?

— Ноги, можно сказать, после гонки почти не болели. Я уже давно забыл, что такое боль после гонки, когда ты не можешь ходить. После первых гонок, бывало, я ходил с палочкой или же не мог подниматься по ступенькам. Сейчас подготовка позволяет избегать таких послесоревновательных моментов.

— Какой-нибудь активный отдых после UTMB распланирован?

— После гонки мой активный отдых – это множество перелетов и долгие рабочие будни (смеется).

— Ну и из традиционного. Что у тебя из беговых планов на осень и зиму?

— Планы есть – не буду скрывать (улыбается). Пока точно не определился с гонками. Скорее всего, это одна гонка в Европе и несколько в России. Были планы и даже есть регистрация на гонку в Китае, но, скорее всего, от этой поездки откажусь. Второй стомильник через несколько месяцев на результат бежать сложно, да и восстановление занимает очень много времени. Даже психологически выходить снова на 100 горных миль тяжело, хотя у меня есть такой опыт, но повторять, наверное, не буду. Поэтому увидимся на стартовой линии домашних гонок.

Поделиться в сетях
Поделиться в vk
Поделиться в facebook
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в google
Поделиться в twitter
Другие статьи
Поделиться в сетях
Поделиться в vk
Поделиться в facebook
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в google
Поделиться в twitter
Другие статьи
Обучающие материалы